Матрица: Перезагрузка

Деконструкция понятий свободы воли, судьбы, кармы и риска на примере фильма Матрица: Перезагрузка

MorfeusФильм «Матрица: Перезагрузка» исследует проблемы свободы воли, судьбы и кармы – трех понятий, которые определяют саму основу нашего существования.

Причинность или карма — это такой феномен, когда одна причина является следствием другой. Данная аксиома или допущение является краеугольным камнем классической физики: если известны все причины, тогда теоретически можно знать или предугадать с абсолютной точностью и все следствия. Карма не может начаться или закончиться сама по себе, потому что по определению, в линейной системе, каждая причина является следствием другой предшествующей ей причины — «причинной цепочкой», бесконечно тянущейся в прошлое.

В действительности, причинная цепочка конечна – она заканчивается и начинается с выбора. Свобода воли является единственной истинной причиной, все остальное простое следствие. Таким образом, свобода воли является одновременно и началом и концом. Карма просто содействует и помогает свободе воли, создавая последствия сделанного выбора. С точки зрения физики, выбор появляется, когда неопределенные квантовые состояния становятся определенными в результате способности сознания «коллапсировать» волновую функцию. Нелинейные системы в достаточной мере подвижны и чувствительны, чтобы трансформировать квантовые причины в классические следствия, таким образом, позволяя сознанию становиться началом линейных причинных цепочек, которые тянутся в макроскопический мир.

В отсутствии различных альтернатив выбора, существовала бы одна лишь причинность. Когда вы воспринимаете только один выбор или одно следствие вы становитесь пассивным звеном в цепочке, которую начал кто-то другой. Чем больше вы знаете и чем больше ваше понимание, тем больше вы видите альтернативных возможностей и тем чаще вы сами становитесь источником зарождения причинной цепочки, вместо того чтобы быть следствием.

Судьба – это последствия выборов, которые были сделаны за пределами нашего измерения пространства-времени. Из-за того, что вы не видите свою судьбу, вы не можете ее изменить, точнее можете, но просто не выбираете это делать. Так, вы становитесь пассивным звеном в причинной цепочке, началом которого был гиперпространственный источник. В случае судьбы, этим источником является ваше Высшее Я – более высокий аспект вашего бытия, с которым вы сливаетесь после физической смерти, для того чтобы пересмотреть ваше предыдущее воплощение и спланировать при необходимости следующее. На этой фазе планирования, пока вы были едины с Высшим Я, вы выбрали для себя ключевые уроки и события, которые бы наиболее подходили для вашего будущего воплощения. Воплотившись в вашем нынешнем теле, изначальный выбор выучить те уроки уже был сделан. Как сказала Пифия из фильма «Матрица» — весь смысл в том, чтобы понять зачем они были сделаны и таким образом выучить уроки, вызванные этими судьбоносными событиями.

Однако, свобода воли не подчиняется судьбе. Как раз наоборот – свобода воли является предельной первопричиной существования. На языке аналогий, судьба – это организатор, а карма — исполнитель. Когда она не применяется, на первый взгляд свобода воли кажется второстепенной, например в случае, когда человек не знает своей судьбы и таким образом не предпринимает действий, чтобы ее изменить. Но если ее знать, то судьбу можно изменить.

В правильных условиях судьба решает какие уроки должны быть выучены и почему, в то время как свобода воли решает как, при каких обстоятельствах они будут выучены и когда. Альтернативные события могут привести к тем же самым выученным урокам, так что судьба правит не обыденными деталями событий, а скорее их истинным значением. Свобода воли определяет, когда и как нужно выучить тот или иной урок, следовательно, ни время, ни качество переживаемого опыта не являются предопределенными. Судьба желудя в том, чтобы стать дубом, однако как именно он превратится в дерево зависит полностью от «него».

Правила игры действуют только в пределах самой игры. Как и любая игра, наша реальность существует благодаря тому, что мы все вместе согласовано ее создаем, устанавливая ограничения, для того чтобы определить природу наших взаимодействий друг с другом. Другими словами, мы помещаем реальность в коробку и разделяем прежде неразделимые компоненты в форму структурированной реальности, которая состоит из индивидуальных элементов, подчиняющихся строгим и конечным правилам – математике, которая подробно описывает ограничения, которые мы коллективно налагаем на бесконечность.

Все математические уравнения включают в себя скрытую переменную, которая представляет потенциальное воздействие свободы воли. Из-за того, что свобода воли отсутствует в случаях, когда правилам подчиняются, то эта скрытая переменная часто остается в тени. Как бы то ни было, она представляет собой выход из игры или программы – выбор не подчиняться правилам и стать аномалией.

Благодаря тому, что математика игры является точной и реальной только в пределах игры, то те, кто действуют строго в соответствии с ее правилами, становятся легко предсказуемы и контролируемы теми, кто знают математику – причину следствия. Именно это знание позволяет манипуляторам видеть и таким образом стратегически ограничивать у других их выборы. Когда множественность выбора ограничена, то люди становятся пассивными элементами в причинной цепи, организованной теми, у кого есть власть влиять на игру. То, что вы не видите, контролирует вас посредством причинности.

Чтобы человеку сделать выбор, выходящий за пределы тех возможностей, которые представлены игрой, в частности игрой физического воплощения, которая управляема линейным временем, то у него должна быть связь с чем то выходящим за собственные границы. Такая связь дает возможность появлению нелинейных переменных в уравнении поведения данного человека. То, что не может быть предсказано, не может быть управляемо: «Быть предсказуемым значит быть добычей».

Примерами таких связей являются высшее знание и высшие эмоции – те, которые берут свое начало из Высшего Я. Высшее знание позволяет человеку видеть альтернативные возможности, которые выходят за пределы обыденного, в то время как высшие эмоции позволяют интуитивно чувствовать, что такие возможности существуют. И высшее знание, и высшие эмоции берут свое начало из связи человека с Высшим Я, тем же самым аспектом, который управляет судьбой. Т.к. у них один и тот же источник, судьба часто ассоциируется с высшим знанием и высшими эмоциями. В редких случаях мы совершаем невыполнимое или невероятное, потому что такова наша судьба, потому что мы знаем и чувствуем, что так должно быть, независимо от правил игры.
Выбор осуществить невероятное берет свое начало из двух процессов: из рационального знания того, что НЕ должно быть, и из иррационального эмоционального порыва рискнуть ради осуществления того, что может быть вместо этого.

Судьбоносный выбор Нео спасти Тринити несмотря на безнадежные шансы демонстрируют это весьма наглядно:
1) он рационально знал, что выбор правой двери гарантировано приведет к выживанию, но в то же время к продолжающемуся порабощению человечества, выбор который его предшественники по глупости сделали, и который он знал ему следует избежать, и
2) он чувствовал иррациональный порыв благодаря своей любви к Тринити рискнуть всем и выбрать левую дверь, эмоция, которая открыла ему «потенциал неограниченных возможностей» и которая позволила ему сделать то, что Архитектор даже при всей своей вычислительной мощи не мог предугадать.

Архитектор – это персонаж, который демонстрирует ограничения и погрешности дедуктивных рассуждений. Дедуктивные рассуждения начинаются с фундаментальных аксиом, из которых извлекаются следствия – это попытка вычислить то, что есть, из того что предполагается. Проблема состоит в том, что эти предположения уходят корнями к самой игре, таким образом, они не признают существования возможностей выходящих за пределы игры.

В противоположность этому, рассуждение от противного намного превосходит дедуктивный метод, поскольку намного легче установить то, как оно НЕ может быть, чем с точность определить то, как оно есть «на самом деле». Когда в рамках игры адекватные выборы последовательно ликвидируются, то математика с ее ограниченными возможностями объявляет, что «правильного» выбора не существует вовсе. Однако в бесконечной вселенной, где возможно все, существуют выборы выходящие за пределы игры. У каждой стены две стороны. Что является границей одной территории, становится началом другой.

Истина внутренне самодостаточна, т.е. она не противоречит самой себе. Дедуктивная логика, если начинает свои рассуждения с ложных посылок, аксиом или допущений может по ошибке исключить истину из получаемых выводов, в то время как доказательство от противного всегда допускает наличие истины в качестве выбора среди ее ряда непротиворечивых возможностей. Именно иррациональные порывы веры, надежды и любви толкают нас на исследование этих возможностей.

Если мы делаем выбор только на основании рациональных рассуждений, потому что расчеты указывают на то, что это наименее рискованный путь с наиболее благоприятным исходом, то мы остаемся заложниками игры, автоматически отвергая все возможности помимо тех, которые запрограммированы правилами игры. Подобно мимам, мы предугадываем, имитируем, и таким образом создаем свои границы. Такой подход оправдан, если человек желает продвинуться в пределах игры, но для того, чтобы эволюционировать или развиваться в ортогональной манере потребуется гораздо больше. Границы существуют не для того, чтобы упираться в них, а для того чтобы их преодолевать, однако, большинство не готовы пойти на этот риск. Но что такое риск?

Риск — это шанс потерпеть неудачу, вероятность натолкнуться на барьер. Риск понятие относительное, поскольку зависит от тех целей, которые человек пытается достичь, от того какие «границы» он испытывает на прочность и от того, существует ли вообще такое понятие как «неудача» в его лексиконе. Некоторые люди идут на малые риски, и в результате получают небольшие награды, такие как социальное одобрение, прилив адреналина в кровь или повышение по карьерной лестнице – поощрения запрограммированные игрой и программой. Несмотря на то, что на первый взгляд они кажутся невероятно отважными людьми, идущими на большие риски, эти люди дрожат от страха, когда сталкиваются лицом к лицу с подлинными рисками, которые предлагают награды, существующие вопреки правилам игры – те награды, ради которых действительно стоит пойти на риск.

Посредственные риски служат в качестве отвлечений, в то время как подлинные риски предлагают пройти те уроки, которые были запрограммированы нашим Высшим Я перед текущим воплощением. Душа и инвентарь пройденных ею уроков единственное, что не уничтожается после физической смерти. Таким образом, важно понимать какие риски более приоритетны.

Как это ни парадоксально, кажущиеся невероятные риски, которые проверяют границы игры, амортизируются влиянием судьбы, в результате чего они, как правило, наименее рискованные из всех. Нам предрешено испытать на прочность границы игры, сделать выборы на основе знаний прошлого, объективной осознанности настоящего и веру в будущее. Мы воплотились в эту физическую реальность, чтобы, в конечном счете, научиться выйти за ее пределы и идти на риски, применяя свободу воли, дабы выучить те уроки, которые предначертаны нам судьбой. У подобных рисков, помещенных в адекватный контекст, само понятие «неудача» отсутствует как возможность, поскольку все пути потенциально служат тем необходимым урокам, которое наше Сверх Я выбрало до нашего воплощения. Идя по одному пути, мы учимся по-хорошему, по другим учимся по-плохому, однако урок так или иначе будет усвоен, это просто вопрос времени и затраченных усилий.

Хотя и потерпеть неудачу невозможно, стагнация, с другой стороны, является весьма ощутимым барьером, когда человек упрям и отказывается учиться. Те, кто увлечены всевозможными отвлечениями программы, попусту прожигают свои конечные жизни. Жизнь преподносит им переживания или даже в некоторых случаях потрясения, чтобы они очнулись от того гипнотического транса, в котором они пребывают, но они упрямо выбирают игнорировать их и таким образом раз за разом наступают на одни и те же грабли. Как сказал Арихтектор: «несмотря на то, что им давалось право выбора отказаться от программы, 99% испытуемых принимали правила игры».

Благодаря влиянию судьбы, те риски, которые представляют наибольшую угрозу для системы, на самом деле являются наиболее безопасными. Они представляют угрозу только для системы, поскольку позволяют людям вырваться из ее тисков. Например, для образовательной системы бросить учебу это самый большой риск, на который может пойти человек, если он хочет успешную карьеру. Однако на опыте очень часто наиболее успешные люди вовсе не имеют университетского диплома.

Те, кто меняют свою свободу на безопасность, не достойны ни того, ни другого и превращаются в рабов. Им «продали» идею безопасности, которая искусственно создана системой, чтобы контролировать общество на основе страха. Дабы избежать необходимости совершать воистину значимые выборы и идти на риски, большинство людей делегируют свою свободу воли суррогатному «выборщику», и таким образом превращаются в пассивное звено причинной цепочки, начало которой положил этот сторонний «выбирала».

Причинная цепочка или карма полностью определена точной математикой: действие «х» приводит к последствию «у». Элемент риска полностью отсутствует, когда конечный результат определен, в результате чего создается иллюзия безопасности. Из-за того, что отречение от свободы воли является необходимым условием для участия в причинной цепочке, то за иллюзорную безопасность мы платим своей свободой.

Истинная безопасность обретается, когда мы идем на стоящие риски – те, которые служат прохождению судьбоносных уроков. Судьба полностью поддерживает нашу готовность идти на эти риски, просто потому что мы воплотились именно для этой цели. В то время как программа гарантирует «безопасность» благодаря причинности, судьба гарантирует безопасность благодаря синхронистичностям. Первая является иллюзией, в то время как вторая весьма осязаема.

Синхронистичность, как правило, определяется как значимое совпадение, однако это определение можно расширить. Если смотреть более широко, то синхронистичность возникает из причинной цепочки, истоки которой находятся за пределами программы. Поскольку программа не видит начала цепочки – место, где образовалась истинная причина, то она классифицирует этот феномен просто как «случайность». В контексте судьбы, синхронистичность это казуальная цепочка, которая берет свое начало за пределами программы линейного времени и пространства, т.н. «физической реальности».

Синхронистичности являются целыми кластерами причинно-следственных связей, пронизывающие прошлое, настоящие и будущее, и которые мгновенно помещаются на шкалу времени. Поскольку каждая синхронистичность имеет независимую серию причин и следствий, то путем рационализации этот феномен можно легко окрестить как простое совпадение, утверждая, что синхронистичность есть ни что иное, как обыденный продукт обыденных причин. Но подобная несостоятельная логика не в силах «отобъяснить» явно крайне низкую вероятность возникновения подобной синхронистичности, а также смысла стоящей за ней, которые возникают того из факта, что синхронистичность и все ее причинные составляющие разом вставляются на линию нашего линейного времени.

Многие думают, что будущее до конца не определено благодаря фактору свободы воли; до тех пор, пока мы не сделали следующего шага будущее остается открытым. Путем единичного применения свободы воли распределение возможных вариантов будущего смещается – одни варианты предотвращаются, в то время как другие создаются. Но то, что многие не замечают, это что свобода воли влияет не только на будущее, она может изменить прошлое, а также и настоящее. Например, синхронистичность может быть создана в ответ на решение, которое вы приняли сейчас. Но если отследить синхронистичность до самого ее начала, то обнаружится, что она является общей суммой причин и следствий, начало которых было положено вчера. До принятия вами настоящего решения, «вчера» могло уже полностью поменяться.

Линейное время в том виде, в котором оно нам доступно, является иллюзией. Это окончательный вариант событий, записанных в функции памяти нашего мозга и окружающей среды. Настоящее время является переменным и избирательным, то есть причинные цепочки от начала до конца можно мгновенно вставлять и вынимать по команде свободы воли. Именно наша совокупная запись «последней» последовательности событий служит причиной существования иллюзии непрерывности. Промежутки времени между элементами линейной причинно-следственной цепочки воображаемы; когда толкнули первое домино, последнее к этому времени может уже лежать на земле. Приращение времени происходит только в интервалах, разграниченных в результате выбора сделанного на основе свободы воли.

То, что вы сейчас читаете является финальной версией статьи, которую вплоть до ее завершения я волен редактировать. Между этим предложением и следующим, я бы мог остановиться и пересмотреть предыдущие разделы статьи, вставить или удалить целые параграфы. И как вы в принципе можете об этом узнать? Вы видите лишь конечный продукт без какой-либо хронологии создания статьи. Если вы понимаете эту аналогию, то вам должна быть понятна иллюзорная природа времени.

Настоящее это точка, соединяющая прошлое и будущее; воздействуя на точку опоры, вы меняете и то и другое. То как мы применяем свободу воли сейчас, воздействует на обе стороны временной шкалы. Эффекты зависят от выбора причины, и люди, которым система промыла мозги видят лишь те выборы, которые влияют строго на будущее. Это те выборы, последствия которых поддерживают иллюзию существования линейного времени и искусственного господства причинности.

Искусство делать выборы, которые воздействуют на всю временную линию требует наличие связей за пределами программы – это именно те выборы, которые включают в себя вышеупомянутые риски, на которые стоит идти. Это трансцендентальные выборы, основанные на рациональном знании того, что варианты предлагаемые программой недееспособны, а также на «иррациональной» вере, что более высокие возможности должны существовать. Выборы, которые предначертаны судьбой кажутся правильными, именно потому что так чувствует ваше сердце. Это выборы, которые совершаются не благодаря всевозможным ограничениям и барьерам, а вопреки их. Это не выборы, которые подчиняются программе, но те, которые открыты безграничным возможностям.

Таким образом, те, кто подчиняются правилам игры становятся законной добычей причинности или кармы, в то время как жизнь других, избравших выйти за ее пределы, ведома синхронистичностями. Сам феномен синхронистичности является страховкой от того, чтобы программа никогда не смогла помешать человеку реализовать свое предназначение. Высшее Я может отменить и переписать любые действия, законы или ограничения, которые препятствуют данной реализации, по той простой причине, что программа не может работать против своего же предназначения, которое состоит в том, чтобы косвенно служить катализатором духовной эволюции душ, воплощенных в физической реальности.

Следовательно, тем кто идут на риски предначертанные судьбой нет нужды волноваться и полагаться на спасательные сети, которые смягчат их падение в случае неудачи, поскольку «неудача» в данном случае не существует в качестве одной из альтернатив. Все что требуется, это знание того, каких выборов следует избегать и намерение выйти за пределы границ программы. Жизнь затем синхронистично встает на свои места.

Свобода воли это единственная константа – все остальное это карма или причинность. Судьба это разновидность причинности, которая берет свое начало за пределами линейного времени, и источником которой служили выборы сделанные на более высоком уровне реальности. Как сказал Морфеус, — «Все начинается с выбора».

Автор: Том Монток
Перевод: Андрей Горощенко

Comments are closed.